НОДА. Восточный Луч

Пост обновлен 28 июня 2019 г.

Восточный Луч занимали народы Огня - прямые потомки древних Пиросов. Вечно горящие вулканы образовывали центр континента. В их жерлах и плавали постоянно меняющиеся огненные существа. Время от времени им надоедало общество друг друга, и тогда они с рыком и ревом вырывались наружу, растекались повсюду, сжигая всё, к чему прикасались. Когда их пыл угасал, они застывали, постепенно превращаясь в лавовых Терросов. Эти каменные существа уже отличались от своих далеких предков. Горячая лава продолжала течь под твердым покровом, позволяя им быстро и свободно двигаться по земле. Они уже не боялись расколоться на части и восхищались тем, что могут удерживать одну форму тела. Однако древнее стремление к изменениям не давало им покоя, и они начинали экспериментировать с пространством вокруг себя. С огненной страстью лепили они скульптуры из остывающей лавы и возводили гигантские дворцы, выжигали узоры и выплавляли драгоценности.

Драконы тоже тут жили, но только красные и чёрные, любящие жить вблизи горячих источников. Поодаль от вулканов недалеко от берегов располагалась термальная долина, куда и стремились все теплолюбивые чешуйчатые. В обмен на редкие материалы, новые техники и строительные схемы с других континентов лавовые Терросы возводили драконам огромные бани, где те и сами парились, и приглашали посетителей. Жители других континентов часто ошибочно называли заведения ящеров «эльфийскими купальнями» или «гномьими ваннами». Причиной тому была способность драконов перевоплощаться. Как и на Южных Лучах, местные ящеры умели менять форму и перераспределять материю своего тела в пространстве. Поэтому гостей драконьих бань встречала толпа маленьких существ, коренастых и остроухих. Работники купален носили одинаковые свободные наряды и выглядели если не как близнецы, то как очень похожие друг на друга братья и сёстры. К удивлению посетителей, они всегда знали обо всех событиях в огромном заведении и действовали так слаженно, будто читали мысли друг друга и окружающих. Благодаря этой маленькой хитрости драконьи бани быстро прославились идеальным обслуживанием, и к чешуйчатым предпринимателям хлынул поток золота, на котором так приятно лежать, погрузившись в горячие минеральные воды.

Народы Огня стали известны как лучшие архитекторы, скульпторы, кузнецы, гончары и ювелиры. Кто как не они знали толк в хорошем пламени. Все ценители острых клинков, чудотворных глиняных кубков и магических колец съезжались к ним за артефактами. Лавовые Терросы засыпали только один раз в году, зато на целый месяц, когда зима, наконец, добиралась и до их жаркого континента. В остальное время они беспрерывно творили, создавали новые шедевры, улучшали свои техники или изобретали инновационные приемы и стили. Мастера создавали гильдии по видам творчества и бессчетное количество школ и творческих групп для каждого художественного направления. Между ними постоянно вспыхивали горячие споры, переходящие в открытые конфликты. В результате, Восточный Луч прославился творческими войнами - классицисты били модернистов, а реалисты шли крестовым походом на абстракционистов. Только на этом континенте могли казнить за плохой художественный вкус. Причем народы Огня никогда не убивали - они слишком привыкли к своей собственной неуязвимости, чтобы пытаться уничтожить кого-либо полностью. Творцы захватывали врагов в плен и делали их частью своих новых композиций или заставляли отрабатывать в мастерских. Для уроженцев других континентов эта служба легко превращалась в адские муки, потому что мастера всегда рассчитывали нагрузку по своим силам.

Большое распространение здесь получил высокохудожественный вандализм. Новые авторы тайно прокрадывались в строения соперников и устанавливали там свои статуи, украшали стены новыми барельефами и фресками, пока хозяева зданий были где-нибудь на выставках или собраниях гильдий.

Лавовые Терросы жили очень долго. Молодые творцы уважали древних мастеров за их огромный опыт и слегка побаивались древних соперников. Слишком жива была история о юном скульпторе Фите, насмехавшемся над работами старого Дютча. Только недавно окаменевший Террос любил тайком переделать статуи старого мастера, лепившего дивных птиц. Пробирался в дом Дютча и приделывал журавлям рога, а соловьям рыбьи хвосты. Надоело Дютчу это терпеть, и приготовил он для мальца ловушку. Слепил ещё одну статую, объявил во всеуслышание, что это будет его лучший шедевр, и попросил своих учеников поставить чугунный шкаф с новым творением в центральной галерее для торжественного открытия на следующий день. Подмастерья тяжелый чугунный шкаф в галерею снесли да на видное место поставили. Зал Дютча красными цепями оградили, чтобы помещение к торжеству готовить. Законопослушные Терросы вокруг ходят, с интересом смотрят, но через ограждения не ступают. Дютча же нигде не видать, мастер со вчерашнего дня будто в лаву канул. Тут двери в галерею распахиваются, и входит молодой Фит, гордый собой как королевский пингвин. Осмотрел он помещение, увидел красные цепи и сразу к ним направился. Громко разглагольствовал юнец о том, что сейчас всем покажет, какой у Дютча шедевр, и где его исправить нужно. Отбросил он цепи, подошел к шкафу и нагло раскрыл дверцы. Смотрит Фит, глазам своим не веря, а из чугунной темноты взирает на него Дютч и улыбается очень недобро. Тут подмастерья, посмеиваясь, вышли, двери в зал заперли и удалились. Только посетители и слышали, что крики страшные и вопли Фита о помощи. Наутро, когда зал открыли, и все вошли, чтобы увидеть главное творение Дютча, их взору предстал прекрасный каменный пингвин. Мастер воплотил в птице весь свой талант - статуя выглядела будто живая, а узоры на ней вились и переплетались, образуя новые рисунки. А когда все собрались вокруг каменного пингвина, он внезапно повернул голову и печально вздохнул! Оказалось, перед зрителями стоял молодой Фит в новом виде. Дютч поймал его на горячем и наказал, как посчитал нужным. Если юный мастер переделывал работы соперника, то старый скульптор смял и заново вылепил наглеца в более подходящей ему форме. С тех пор прошло немало сотен лет. Дютч уже ушёл на берег - так поступали старые Терросы. Когда их жизненный путь подходил к концу, они отправлялись к морю, усаживались там и размышляли. Постепенно лавовые гиганты совсем остывали и превращались в скалы, окружающие всё побережье. А Фит так и ходит пингвином, но уехал на Западный Луч, где преподает скульптуру и архитектуру.

Просмотров: 0

рассказы и рукоделие для души

© 2023 Nirina's Hill.

Сайт создан на Wix.com

  • Белый Facebook Icon
  • White Vkontakte Icon
  • White Instagram Icon