НОДА. Операция Роткэпхен


Три дня и три ночи не было вестей от штаба партизанского отряда «Грэнни Смит», расположенного в глухом лесу на границе с вражеской территорией. Опорный пункт союзников «Мать Тереза» принял решение послать на разведку опытную шпионку Роткэпхен, прозванную так за привычку носить даже на задании красный маскировочный плащ с капюшоном. Несмотря на цвет, одежда была настолько затёрта и залатана, что легко сливалась с окружающим лесом, скрывая хозяйку, как рыжая шуба лису, от чужих глаз. За спиной Роткэпхен тащила увесистый рюкзак с осколочными бомбами типа «яблочный пирог». Мать приказала передать их Грэнни Смит для защиты от зверомехов, либо «накормить бабушку до отвала», заминировав захваченный штаб.

На беду Роткэпхен, тот участок леса, где пролегал её путь, патрулировал перехватчик SW-39, более известный среди партизан как Серый Волк. Несмотря на исполинский для своего класса размер в два человеческих роста, железный зверь умел двигаться бесшумно и не попадать на радары. Выйдя на поляну посреди непроходимой чащи, Роткэпхен едва успела накинуть капюшон, присесть и включить режим маскировки, как перед ней материализовалась матово-серая поджарая фигура зверомеха. SW-39 хищно повёл трёхствольным пулеметом на конце узкой морды. Два треугольных локатора резко двигались то вправо, то влево, выискивая подкрепление. Сверкнули красным глаза-камеры, сканирующие оказавшуюся перед ними цель. Роткэпхен успела облегчённо выдохнуть и приготовиться к допросу — если не атаковал сразу, значит, маскировка сработала, и зверомех принял её за местную жительницу.

— Куда ты направляешься, маленькая девочка? — выдал железный гигант. Роткэпхен едва не прыснула со смеху. Отчасти сказывалось нервное напряжение, но и перехватчик так тщательно и протяжно произнёс идентификатор цели, будто заигрывал с ней.

— К бабушке, — как можно более невинно отозвалась разведчица. — Несу ей пирожки от мамы. Она живёт на краю леса. Мама не смогла со мной пойти, она сидит с моим маленьким братиком.

Зверомех закончил сканирование и в кажущейся задумчивости переступил с лапы на лапу. Одного удара острых когтей хватило бы, чтобы перерубить дерево. SW-39 отличался способностью передвигаться как на четырёх, так и на двух конечностях. Роткэпхен заставила себя перестать думать о летящих в неё пулях и стальных когтях, сфокусировавшись на враге перед ней. Нужно делать ноги.

— Мне очень нужно спешить. Я обещала маме дойти до заката, — тоном ответственной девочки возвестила Роткэпхен.

— У меня есть встроенный грузовой отсек, ты можешь поместиться в нём, и я подвезу тебя, — неожиданно предложил перехватчик. Он расставил передние лапы, и на уровне живота открылся люк в тёмное пространство за ним.

— О, нет, что вы, я ужасно боюсь темноты, — стушевалась разведчица. — Мне лучше идти, пока совсем не стемнело.

Зверомех снова повёл ушами-локаторами, выискивая засаду, и включил сканирование. Роткэпхен была готова и незаметно усилила маскировку, чтобы даже на рентгене в её рюкзаке отражались только съедобные пироги. С солдатами вышло бы сложнее — они обязательно полезли бы внутрь за выпечкой. Тем временем, SW-39, казалось, убедился в её безобидности и отвёл сканирующий взгляд.

— Хорошо, можешь идти, маленькая девочка, — так же протяжно объявил перехватчик.

Разведчица осторожно, стараясь не упускать зверомеха из виду, двинулась в сторону чащи по ту сторону поляны. Она намерено взяла правее, чем нужно, и просчитала, где может сделать крюк, чтобы её сложнее было отследить. Дойдя до ближайших деревьев, Роткэпхен напрягла слух, ожидая щелчок от предохранителя пулемета, но SW-39 молча стоял на поляне, будто переключившись в ждущий режим. Как только разведчица углубилась в чащу, она услышала, как зверомех медленно пошёл в противоположном направлении.

Роткэпхен решила выбрать окружной путь через старое бомбоубежище. Вход в него практически завалило упавшим дубом, но разведчица смогла протиснуться. Теперь оставалось надеяться, что убежище не затопило, в этом месяце часто лили дожди. Когда она спустилась по лестнице, под ногами захлюпала грязь. Разведчица выудила из складок плаща фонарь и осветила коридор перед ней. Помещение заметно отсырело, стены покрылись плесенью, но больших луж Роткэпхен не увидела. Тщательно всматриваясь во влажную мглу перед ней, разведчица начала спускаться в главный зал бомбоубежища.

Когда она дошла до последнего коридора, её взгляд привлекли полускрытые грязью глубокие трещины на полу — что-то здесь произошло. Роткэпхен посмотрела наверх — вентиляционный люк над трещинами прикрывала покорёженная решётка. Дело начало проясняться. В руке разведчицы появился небольшой металлический шарик. Она сдавила его пальцами и бросила в сторону трещин. Покатившись, шарик создал голограмму бегущей девушки. Когда он попал на трещины, из вентиляционного люка с криком «ЕДА!!!» выпрыгнули два человека в армейских плащах и защитных масках. Роткэпхен уже стояла наготове с автоматом и выпустила две очереди по обоим врагам. Один повалился навзничь, но другой, не обращая внимания на впивающиеся в тело пули, бросился на неё с ножом. Выпустив наудачу ещё одну очередь, Роткэпхен прицепила автомат к бедру и выхватила офицерский кинжал. Они сцепились. Враг атаковал неумело, но быстро, хотя под плащом он явно прятал тяжёлую броню класса А. Роткэпхен била прицельно, стараясь попасть по слабым точкам в защите. Увернувшись от широкого взмаха клинком, она перекувыркнулась, оказавшись за спиной противника, и тут же получила в живот от второго врага. Видимо, ей удалось только оглушить его на время выстрелом в голову, и теперь он уловил момент, чтобы отыграться. По нервам прокатилась резкая боль, тело затрясло, она повалилась на грязный пол. В кулаки брони класса А встраивали электрошок. Оба врага стали над ней, рассматривая добычу.

— Слышь, братэлло, а у нас сегодня пир! Сначала с ней порезвимся, а потом мясом поужинаем!

— Да ты глянь, сколько при ней добра! На несколько месяцев патронов хватит! Слышь, ты, падаль! За то, что ты мне по мозгам дала, по частям есть будем. Сначала одну руку, потом другую. Жопу напоследок оставим, когда с ней наиграемся.

— Смотрите, свои жопы не потеряйте, — процедила Роткэпхен. В скрюченной судорогой руке она держала одну бомбу «яблочный пирог». Индикатор бодро отсчитывал секунды до взрыва.

— Отключи её, отключи, слышь, ты!!! — завизжал один враг.

— Идиот, это Пирог, он не отключается! — проорал второй, уже убегая к выходу из убежища. Второй, недолго думая, сиганул за ним. В глубине коридора что-то просвистело, и голову первого пронзила бронебойная стрела. Второй истерично вскрикнул, оступился и упал. Пока он пытался отползти подальше, свист повторился, и его постигла участь первого.

— Лежи, не двигайся, — донеслось из глубины коридора.

Роткэпхен замерла. Раздался хлопок. В "пирог" вонзилась тонкая игла робокомара. Маленький взломщик за доли секунды проделал свою работу — бомба моргнула и прекратила отсчёт. Часть темноты коридора сгустилась и подошла к разведчице. Когда маскировка полностью отключилась, перед разведчицей предстал боец в легком костюме-амфибии и со зверобойным арбалетом наперевес.

— Кого я вижу! - с насмешливым восхищением воскликнула боец, тоже оказавшись девушкой. — Красная Шапочка! Давно тебя в наши края не заносило. Всё пирожки разносишь?

— Разношу, — проворчала Роткэпхен. Эффект от электрошока проходил медленно, да и бомбу ей испортили, одним пирогом меньше. Чертовы дезертиры. Знали, что упереть из запасов. Без брони она бы их отделала.

— Гюльчатай, открой личико, — так же ворчливо обратилась она к своей спасительнице. — А то даже не знаю, кого благодарить.

Боец хмыкнула и сняла маску с большими очками и кислородными трубками для глубокого погружения.

— Царевна-лягушка! — теперь настал черед разведчицы удивляться.

— А ты думала кто, леший? — рассмеялась боец. — Хотя я водяного с собой притащила, можешь посмотреть. Небось вам, сухопутным крысам, его даже не показывали.

— Водяной? В бомбоубежище? - только и смогла вымолвить Роткэпхен.

— Ага, — непринужденно кивнула Лягушка. — Мы роем сеть каналов под лесом. Теперь это бомбоубежище — док для моего Водяного. Пошли, сама убедишься.

Разведчица с трудом поднялась на ноги и махнула в сторону двух тел на другом конце коридора:

— А эти что тогда здесь делали?

— Обыкновенные крысы, завелись в вентиляции, — пожала плечами Лягушка. — Мы не блокируем внешние выходы, чтобы не привлекать внимания, вот они и подумали, что место свободно. Если бы им взбрело в голову пройти дальше, превратились бы в шашлык. В конце коридора стоит лазерная решётка. Мощность хорошая, никакая броня не спасёт. Пошли, ребята их потом заберут. Шлемы на выброс, а костюмы ещё пригодятся.

Две девушки дошли до конца коридора. Перед дверью в основной зал бомбоубежища Лягушка подала знак остановиться. Они замерли. Три секунды система проверяла их биометрические данные, затем послышался щелчок — дверь отворилась.

— Так значит, лазерной решетки нет? — усмехнулась Роткэпхен, проходя через дверной проём.

— Конечно, нет, — откликнулась Лягушка. — Я всё выдумала, чтобы тебя припугнуть. — С этими словами, она будто невзначай вытащила из нагрудного кармана стреляную гильзу, повертела её меж пальцев и бросила через плечо. Металлический цилиндр разлетелся веером раскалённых щепок в воздухе.

Главный зал бомбоубежища оказался наполовину затоплен. Для передвижения на поверхности воды установили решётчатые платформы с переходами между ними. Посреди зала возвышалась гигантская фигура Водяного. Захваченный кайзеровский истребитель кораблей поражал размерами и удивительно походил на лягушку. Сейчас его передние лапы и голову удерживали в воздухе крепкие тросы, отчего казалось, будто металлическим земноводным управляет невидимый кукловод. Роткэпхен знала, что абсолютно гладкая обшивка цвета хаки скрывает множество турбин и торпедных аппаратов. Под водой этот зверомех складывался в обтекаемый ромб и незаметно подкрадывался к вражеским судам. Ходили легенды о том, как Водяной утаскивает на дно корабли языком-гарпуном. Будто бы он одним ударом лапы может проломить бронированный борт. Не менее невероятной казалась история о его захвате. По слухам, агент Василиса проникла в Водяного, когда он прилепился ко дну её крейсера. Она в одиночку вскрыла входной люк зверомеха, затопила его и заставила команду запереться в рубке. После этого, благодаря своим комарикам, Василиса подключилась к центральному процессору боевого земноводного и погрузила его в гибернацию. Водяной намертво прилип ко дну крейсера, и так его доставили на базу.

— Хорош, красавец, а? — прибоченилась довольная Лягушка. Она явно наслаждалась изумленным видом разведчицы. — Мы перепрошили всю электронику, теперь он — мой преданный зверомех.

— Это я заметила, — Роткэпхен кивнула на широкую морду Водяного с надписью Froschprinzessin на левой щеке. — Не трудно догадаться, откуда твоё прозвище, Василиса.

— Зато узнаваемо! — насупилась Лягушка. — Ты тоже плащ носишь не только потому, что этот опытный образец оказался лучшей защитой от зверомехов.

— Да, в нём ещё по ночам спать тепло, — отмахнулась Роткэпхен.

— О да, именно поэтому, — хихикнула Лягушка. — Ладно, фройляйн Красная Смерть, пошли за мной, выход покажу ближайший к "домику бабушки".

Василиса провела Роткэпхен по туннелям, и вывела на поверхность. До штаба оставалось всего ничего. Разведчица легко нашла избушку на самом краю леса. Естественно, деревянный дом служил лишь прикрытием для входа в штаб. Случайные путники могли там переночевать и выпить чаю с добродушной хозяйкой, если они хорошо себя вели. О тех, кто вёл себя плохо, история умалчивает. Переход для разведчиков же открывался после обмена тремя ключевыми фразами. Роткэпхен подошла к двери и девять раз ритмично постучала для активации пропускного режима.

— Внученька, это ты? — послышался старческий голос из домика. — Дёрни за верёвочку, дверь и откроется.

Роткэпхен послушно дёрнула за шнурок справа от входа. Дверь распахнулась, и перед разведчицей предстало тёмное помещение, тускло освещаемое одной керосиновой лампой на столе. В стороне у стены стояла кровать с балдахином. На ней полулежала, опёршись на подушки, седовласая женщина — робот-привратник. Настал черёд разведчицы говорить:

— Бабушка, почему у тебя такие большие глаза? — спросила Роткэпхен.

— Чтобы лучше видеть тебя, — отвечала робот, включив визуальное сканирование.

— Бабушка, почему у тебя такие большие уши? — спросила Роткэпхен.

— Чтобы лучше слышать тебя, — отвечала робот, активировав сканирование голоса.

И тут что-то пошло не так. Седовласая наклонилась ближе к разведчице и хищно улыбнулась, показав ряд острых стальных зубов.

— Бабушка, почему у тебя такие большие зубы?! — воскликнула Роткэпхен.

— Чтобы съесть тебя! — прорычала старуха и кинулась на разведчицу, разметав подушки в стороны.

За кроватью зияла дыра в стене, а оттуда высовывалась морда SW-39. Подобравшись на достаточно близкое расстояние, он взломал защиту робота, съел искусственный интеллект Бабушки, и теперь управлял ей. Седовласая прыгнула с кровати и впилась зубами в девушку перед ней. Фигура в плаще моргнула, как изображение в старом телевизоре, и растворилась в воздухе. На максимальном уровне защиты плащ создавал иллюзию для зверомехов и других роботов, а человек мог двигаться абсолютно незамеченным. Старуха по инерции пролетела до противоположной стены и упала под стол. Роткэпхен, не теряя времени, выхватила одну бомбу и метнула её в SW-39. Зверомех тут же отключился от Бабушки и попытался убрать голову, но опоздал. Пирог врезался ему прямо в нос, кремовая начинка расползлась по всей морде, моментально застывая. Железный волк отчаянно пытался соскрести лапами липкую массу, но большая её часть уже успела окаменеть. Внутри неё скрывались круглые зелёные снаряды, от контакта с воздухом они раскалились докрасна и задымили. Роткэпхен кинулась в открытую печь избы, захлопнула чугунную крышку и закрыла уши руками.

Взрыв всё равно оглушил её, сотряс до самых костей, на секунду ей показалось, что она погребена под тонной раскалённых камней. Но обошлось. Печь специально спроектировали как укрытие на случай пожара или взрыва, она выдерживала самые высокие температуры и могла защитить даже от прямого попадания артиллерийского снаряда. Вот только другого выхода из неё не было, потому что Бабушка так и не дала доступ. Разведчица прислушалась. Сквозь звон в ушах доносился треск дерева. Взрыв явно разрушил часть избы, и теперь она осыпалась. Не выдержав ожидания, Роткэпхен высунулась из печи. От кровати и стены за ней остались дымящиеся обломки. Железный волк упал на бок и неподвижно лежал на руинах. Пирог полностью уничтожил его трёхствольный пулемёт, раскуроченный металл теперь больше походил на оскалившуюся морду. Разведчица со второй бомбой в руке подошла ближе, чтобы убедиться, что зверомех убит. Как только её нога с хрустом опустилась на обломки, Волк повернул к ней глаз и произнёс:

— Ляг со мной, маленькая девочка, — и снова это тягучее игривое обращение. Роткэпхен поняла, что при их первой встрече он каким-то образом проник сквозь защиту плаща и понял, куда она направляется.

— Обойдёшься, — огрызнулась она. — Лучше скушай ещё пирога!

Она замахнулась бомбой во врага, но тут произошло неожиданное — Волк открыл грузовой отсек на животе, и Роткэпхен буквально втащило внутрь, вместе со всеми пирогами. Люк закрылся, стало темно. Разведчица изо всех сил била по металлу руками и ногами, но ничего не помогало. Зверомех тяжело поднялся на лапы и зашагал прочь от избушки. Цель найдена и захвачена. Наконец, после долгой охоты убийца волков, фройляйн Красная Смерть, предстанет перед Кайзером. Там на опушке у него не было шансов, она бы закидала его бомбами, отвлекая максимальной защитой плаща. Только благодаря её мимолётному промедлению он понял, кто перед ним, пока разведчица не включила маскировку. Отследить её не составило проблемы. Они уже давно приметили избушку, но от охраняющего робота бессмысленно было чего-то добиваться без паролей, которые знали только разведчики. Роткэпхен допустила роковую ошибку, подойдя к нему слишком близко и позволив магнитному полю грузового отсека захватить её. Волк шёл довольный собой и удачной охотой.

Не тужила и Роткэпхен. Вдоволь поизображав истерику, она удобно устроилась на дне грузового отсека, жевала один из оставшихся съедобных пирожков и в свете карманного фонаря наблюдала за тем, как её жук дровосек усердно прогрызает обшивку зверомеха в сторону центрального процессора. Совсем скоро у неё будет собственный ручной Волк. Охота удалась.

Просмотров: 6

рассказы и рукоделие для души

© 2023 Nirina's Hill.

Сайт создан на Wix.com

  • Белый Facebook Icon
  • White Vkontakte Icon
  • White Instagram Icon